"BACK IN TIME" / Real AUDIO
RU +7 900 9970321, pskov@era-hifi.com,
RU +7 900 9906690, v.novgorod@era-hifi.com,
Skype: era-hi-fi, https://vk.com/id477894317

LV ph.+371 2771 9988, riga@era-hifi.com
SKYPE: era-hifi_riga

Классика, но не антиквариат

Понятие «винтаж» почти незаметно перековалось из сугубо специального винодельческого термина в универсальное понятие, означающее предмет эпохи прошлого — классический, но не антикварный.

Стремление обзавестись «винтажной» вещью проявляют почти все, от домохозяек до докторов наук. На первый взгляд, применительно к области аудио она может составлять какой угодно — исторический, культурологический, эстетический — но только не практический интерес. Ситуация аналогична компьютерной или, например, видеоиндустрии. Посещение политехнического музея интересно многим, но мало кому в голову придет установить дома ламповый компьютер и цветной телевизор середины семидесятых. Примерно та же участь уготована телефонам, печатным машинкам и даже перьевым ручкам. Ими интересно владеть, но неудобно пользоваться. Однако в наши дни спрос на классические устройства звуковоспроизведения стремительно растет.

Что же делает подобную аппаратуру исключительной? Для примера вспомним, что основные принципы динамических громкоговорителей, со дня изобретения которых прошло более 80 лет, до сих пор не изменились. Все та же связанная с диффузором звуковая катушка прыгает в магнитном поле под действием переменного тока. Существуют и принципиально иные решения, но широкого распространения они не получили, имея такое же практическое значение, как, например, электромобиль. Впрочем, и излучатели Хейла, и электростатические акустические системы, и даже ионофоны также имеют все шансы называться «винтажом» — с момента начала их использования прошло не менее тридцати лет. Разнообразные эксперименты с материалом диффузора во многом связаны не столько с акустическими потребностями, сколько с технологическими и экономическими факторами. Дело в том, что технологический процесс производства бумажной массы по нынешним меркам необычайно дорог, это признается многими компаниями. Еще одна неотъемлемая составляющая громкоговорителя — источник магнитного поля. Но и в этом случае современные ферритовые сплавы — лишь стоимостное и технологическое завоевание на фоне систем с подмагничиванием и ушедших в прошлое сплавов типа AlNiCo. Полупроводниковая техника лишь на первый взгляд выиграла по сравнению с «ламповыми чудовищами». Полный крах теории «объективизма» был констатирован уже в начале восьмидесятых годов прошлого века. Прошло всего чуть более десятка лет с момента выпуска совершенных, как казалось в начале, полупроводниковых усилителей с невероятными параметрами, а в аудиопрессе уже начали раздаваться голоса недовольных пользователей. Помимо субъективного параметра под названием «качество звучания», усилители много потеряли и в пользовательских удобствах. Они утратили не только шарм таинственного свечения ламп и умопомрачительного дизайна корпуса. Их обладатели уже не могли значительно изменить звучание усилителя под свой вкус простой заменой нескольких ламп. Ремонт (а транзистор оказался куда более нежным) стал прерогативой сугубо профессионалов — типичный «транзисторник» содержит несколько печатных плат, зачастую на порядок большее число деталей, многие из которых миниатюрны и не могут быть подвержены элементарной диагностике. Сравните с типичной ламповой конструкцией: пара трансформаторов, десяток другой деталей и несколько радиоламп. Классический ламповый усилитель никогда не убьет ваши АС постоянным током, в то время как у транзисторного такая вероятность очень высока. Долговечность лампового усилителя почти исключительно связана с долговечностью установленных в него ламп (мне известны комплекты, отработавшие не один десяток лет), в то время как транзисторный «коллега» может перестать работать от малейшей трещинки в печатной плате.

Особняком расположились устройства звукозаписи и звуковоспроизведения. Любителям поглумиться над звучанием патефона советую посетить музей и послушать записи голосов певцов начала прошлого столетия. Неожиданно выяснится, что Джильи, записанный на патефонной пластинке, в действительности звучит как... Джильи, поющий в металлическую трубу. В то время как на самой современной аппаратуре с компакт-диска вам споет лишенный эмоций итальянский фантом.

Следующим этапом стал переход на пленочные носители, связанный с ними студийный монтаж и прочие артефакты, позволившие заметно улучшить объективные параметры записи, но заметно удлинившие путь от исполнителя до слушателя. Почти одновременно на арену выходит популярный и почитаемый нынче винил, на самом деле являющийся ничем иным как консервом из «свежемороженой» студийной ленты. Скажу больше — консервом не первой свежести, прошедшим этапы мастеринга, механической записи электрических колебаний на лаковый диск, с последующей репродукцией на виниловую массу. И ему еще предстоит пройти обратный процесс восстановления с помощью винилового проигрывателя.

Финальным аккордом индустрии стало появление компакт-диска, уже на тот момент отстававшего от пленки и винила по целому ряду показателей. Но данный факт был умело замаскирован методиками измерений и теоретическими казусами, против которых сложно было что-то противопоставить. Кроме того, решающую роль сыграла компактность, простота обращения, хранения и теоретическая долговечность новинки. В общем, почти во всех сферах, затрагивающих процесс записи и звуковоспроизведения, прогресс по самой строгой оценке остановился в середине 70-х. В последующие десятилетия индустрия разделила участь офицерской вдовы и сама себя усердно высекала, продолжая видимое улучшение параметров на фоне заметного снижения качества звуковоспроизведения. Обратите внимание, я не упоминаю звукозапись: в современных студиях вы обнаружите все те же катушечные магнитофоны, на предках которых The Beatles записывали «Сержанта Пеппера». Помимо вышерассмотренных причин, объективными катализаторами интенсивного развития аудио как отрасли индустрии в середине прошлого века послужили обширные исследовательские работы в области фундаментальной физики, химии и сопутствующих естественных наук. Послевоенная Япония того периода сыграла в мире роль, подобную современному Китаю (с серьезной поправкой на менталитет). Как грибы после дождя, за пару десятилетий в Стране восходящего солнца появились около пятидесяти компаний, как минимум треть которых претендовала на звание крупного производителя и почти каждый год выпускала несколько десятков изделий на любой вкус и кошелек. Исследовательский штат каждой из них включал сотни сотрудников, а гамма используемых материалов и технических решений дала бы фору любой современной компании. Достаточно упомянуть, например, что популярные ныне и очень сложные и дорогостоящие в изготовлении бериллиевые мембраны широко использовались уже в конце семидесятых годов несколькими японскими концернами.

Одним словом, перед тем как недоброжелательно отозваться об «устаревшем» аудиоустройстве, советую припомнить год запуска космического корабля с человеком на борту и поискать принципиальные отличия высшей ступени промышленности того времени от настоящей. Косвенными свидетельствами приоритета (как минимум — паритета) классических технологий служат попрежнему выпускающиеся виниловые проигрыватели и пластинки к ним, ламповые усилители всех мастей, акустические системы с бумажными диффузорами, рупорным оформлением, а также с магнитными системами на подмагничивании и на основе кобальтового сплава. Однако жестокую конкуренцию современным производителям составляют уже даже не существующие фирмы, продукция которых дошла до наших дней естественным путем, а хорошо или не очень сохранившаяся «винтажная» аппаратура. Цена современного продукта определяется тем, сколько за него просят, цена же классической вещи определяется тем, чего она стоит. Об этом прямо свидетельствует зачастую аукционный способ формирования цены. Хорошо сохранившиеся или же аккуратно восстановленные устройства ничем не уступают современной продукции, а порой и значительно ее превосходят.